ломбок, индонезия, острова индонезии, lombok

В городе Матарам на Ломбоке мы в очередной раз решили остановиться у кого-нибудь из местных жителей через сайт Couchsurfing. И это был самый запоминающийся опыт, связанный с этим сервисом.

 

Каучсёрфинг мы очень любим. Это возможность познакомиться со страной или городом изнутри, узнать, как действительно живут местные, как выглядит их дом и что они, в конце концов, едят на завтрак. Поэтому, узнав, что мы не плывём на соседние острова Гили, мы решили остаться на Ломбоке подольше, зашли в приложение и сделали запрос четырём индонезийцам, живущим на острове. Так нам написал Эка. 

ломбок, индонезия, острова индонезии, lombok

Мы приехали к нему уже вечером, как только стемнело. Долго блуждали в поисках места, всё время сворачивали не туда, было темно, деньги на счёте кончились, и Эка нам постоянно перезванивал. Наконец, он нас встретил и показал, где мы будем жить.

 

Дом находится на территории его варунга. Warung – это, скажем так, семейное кафе. Обычно оно в доме или рядом с домом, где живёт семья владельцев. Они сами закупают продукты, сами принимают заказы, готовят и подают. Едят в таких местах больше индонезийцы, чем туристы, а цены весьма демократичные.

 

Так вот, у Эки свой варунг, на территории которого несколько газебо – домиков из пальмовых листьев на возвышении, сидят там на полу или на подушках, столики низкие. Выглядит чисто и мило, еда супер вкусная и аутентичная (острая!). Рядом домик чуть больше, двухэтажный: внизу кухня, а наверху комнатушка, по-другому не назовёшь. Есть ещё помещения, где спит его персонал, и отдельное строение – душ и туалет. 

Наше жильё оказалась той самой комнатушкой на втором этаже. Домик соломенно-бамбуковый, наверх ведёт внешняя деревянная лестница. Справа здоровый футбольный корт, шумно, ребята пинают мяч, кричат. А с другой стороны рисовое поле и дома вдалеке, тихо. Совершенно неожиданный контраст. Поднимаешься, открываешь дверь – в комнате помещается только лишь матрас и тумбочка. В ней аккуратными стопками разложены вещи, на гвоздиках, на вешалках, несколько поглаженных рубашек, на стенах фотографии, наброски, полароидные снимки. И одно окно – ставни из пальмовых листьев, а стекла нет. Помещение очень чистое. И знаете, уютно. У этого места своя атмосфера. За 5 дней мы почувствовали себя как дома. 

 

Отдельно расскажу про туалет, чтобы вы знали, что же такое настоящая, аутентичная asia style bathroom. Это строение с двумя кабинками. Внутри далеко не сидячий унитаз и кран, под краном ведро. В ведре ковшик, им смывают и им же поливают себя, когда моются. Горячей воды, естественно, нет. И ещё полочка для мыла. Всё. Так живёт большая часть населения Индонезии, и они не напрягаются дополнительными заморочками. Даже душ не вешают. Им хорошо. 

Пока мы переодевались и скидывали рюкзаки в комнате, приехали друзья Эки, у них был свободный вечер, и они позвали нас вместе прокатиться по городу. Вшестером мы сели в машину. 

 

Эка оказался весёлым, добродушным парнем. И современным, что вначале показалось непривычным после Бали. Он певец в барах и на свадьбах, у него есть своя небольшая группа, также работает менеджером в страховой компании и управляет своим варунгом. Друзья – IT-шник, специалист по работе с клиентами, финансист. Они постоянно подкалывали друг друга, смеялись и просто приятно проводили время как обычные ребята. А утром, во время завтрака, когда друзья разъехались, Эка вдруг открылся совсем с другой стороны. 

Мы завтракали, болтали о разном, обсуждали всю прелесть каучсёрфинга и таких вот знакомств, говорили о культурах, о Бали, Ломбоке, Индонезии, России. Пока Эка вдруг не рассказал, что он из семьи бездомных. И с этого началась его история. 

 

Эка из Джакарты, остров Ява. Всё его детство его родители, братья и сёстры жили на берегу самой грязной, известной в Индонезии реки. Настолько грязной, что периодически они находили в воде трупы животных, и один раз человека. 

 

В подростковом возрасте Эка отправился на другие острова зарабатывать. Он жил на многих островах Индонезии и работал и занимался разным, пока не начал готовить и подавать sate ayam – куриные шпажки. Рецепт соуса был интересный, и в какой-то момент его труды оценили и пригласили работать в кафе. Не знаю, сколько он работал в этой сфере и как долго продвигался, но однажды он оказался на острове Ломбок и там открыл свой варунг. Позже купил небольшую землю, сам построил дом и перевёз свою семью с Явы. Теперь его родители, братья и сёстры живут в этом доме и помогают Эке с его детьми: дочь от первого брака, а второй ребёнок усыновлённый. Его мечта – построить приют. Когда строительство будет закончено, он хочет позвать всех каучсёрферов, которые у него останавливались, чтобы те, кто смог приехать, поначалу были в этом приюте волонтёрами.

 

И такое ощущение, что все люди, кем Эка себя окружает, либо нуждаются в какой-то помощи, либо сами её оказывают. Его гитарист из детского дома, его работники, вероятно, бездомные, т.к. живут прямо у него в варунге, подруга усыновляет ребёнка, друзья – волонтёры в бедных деревеньках. Когда отец его работника заболел, Эка повёз их в больницу и потом ежедневно навещал. К слову, мы у него не только бесплатно жили, но и бесплатно питались в варунге. На наши попытки заплатить он только обижался. 

Эка многое нам рассказал про Индонезию. Что зарплаты у простых смертных от 1 до 5 млн. рупий (~80-400$), и 5 млн. – это очень и очень повезло. Что образование в школах и университетах платное. Минимальный взнос в школе – 250 тыс. руп. в месяц за обучение одного ребёнка. Не считая учебников, формы и всяческих расходов «на ремонт». Теперь представим, что родитель зарабатывает 2 млн, а детей у него 5. Про обучение в ВУЗе в таких семьях даже не думают. Он рассказывал, что бесплатное лечение в поликлиниках, конечно, возможно, но настолько бюрократически сложно, а лечат настолько плохо, что многие бедные люди предпочитают не лечиться вообще. В стране огромный процент бездомных, сирот и выкидышей. 

 

Казалось, что Эка открылся нам через 20 минут общения. Но сообщить о том, что он и вся его семья были бездомными, было для него не страшно, не стыдно и не неприятно. Это просто нормально. 

 

Ещё он много рассказывал об одной деревне, жителям которой он помогает. Нам казалось, что бедные индонезийцы едят только рис. Без мяса, морепродуктов, фруктов и овощей. Оказалось, что у бедных индонезийцев нет риса, они едят листья одного дерева, название которого я забыла, но это и неважно. Эти деревья – всё, что растёт в их деревне, никакого риса. 

 

«Вот, смотрите, вот это дерево!, – показывает Эка, – Я посадил его у себя в саду, чтобы никогда не забывать, что в мире есть люди, которые едят только эти листья». 

ломбок, индонезия, острова индонезии, lombok