агунг, бали, вулканы на бали, фотограф на бали, agung, bali

Агунг – самая высокая гора на Бали и действующий вулкан, это главный объект поклонения на острове. Балийцы регулярно совершают церемонии в честь Агунга, посещают храм Besakih на одном из склонов, спят головой в сторону вулкана и называют его именем детей, принадлежащих высшей касте. В общем, Агунг – это важно!

 

Трек на вулкан – это некое паломничество, путь тяжёлый, и чем ближе к вершине – тем сложнее. Многие туристы, те, кто достигал вершины, говорят, что это был самый сложный трек в их жизни. И что пейзажи наверху производят не такое впечатление, как виды его младшего брата Батура, но этот подъём – скорее испытание и работа над собой, чем приятный трек по красивым местам. Сейчас мы можем сказать, что так и есть. Запоминается ли такое надолго? Очень!

 

Поход на Агунг мы откладывали больше года, и вот наконец. Но самые крутые приключения – всегда немного безумства. И в этот раз у нас была необычная философия made by Ира и Петя. Мы начали трек не от храма Besakih на высоте ~900 м, как это принято, а с уровня моря. Утром мы были у океана, и в течение дня нам предстояло почти 30 км пешком вверх. А на следующий день ещё много-много шагов (или прыжков и ползков) по склону вулкана.

 

Ниже подробный рассказ о нашем походе и видео-отчёт всех 3-х дней. Спасибо за него Ире Шевченко, даже не знаю, когда она успела всё это снять и смонтировать.

Наш старт был в деревне Manggis, навеняка названной в честь мангустинов. Почему нет? Здесь даже есть памятник великому фрукту мангустину. К нему мы и шли в первую очередь. Здесь начиналась долгая асфальтированная дорога вверх, без всяких обочин или тротуаров. Тротуары для слабаков. 

Мы шли целый день, до темноты. С 9 утра и до 19:00-20:00 часов. Пока совсем не начали отваливаться от усталости ноги и плечи. За день мы поднялись примерно на 900 метров от уровня моря. Последние пару часов мои ноги превратились в "ноги Барби", как назвала это Ира. Мышцы не болели, болели почему-то бедренные кости, так, как будто их выкрутили в разные стороны, а ноги почти что отказывались слушаться. Но мы следовали простой философии. Можешь сделать ещё один шаг? Можешь. Значит, можешь и 2, и 3, и ещё несколько километров. В обычных условиях мы даже не представляем, на что способен наш организм и какая у нас, оказывается, выносливость. 

Уже после заката мы оказались в двух километрах от храма. Темно, злобно лают собаки, и нет подходящего места для палатки. Только одна длинная дорога и дома-дома-дома, ни малейшего кусочка леса. Мы поужинали в маленьком варунге, где местные, в восторге от нас и наших скромных знаний бахасы, пригласили нас переночевать в здании банджара (что-то вроде деревенской общины). Это очередная история о том, что за пределами туристических мест балийцы (да и вообще, индонезийцы) – очень добрый и отзывчивый народ. Мы поблагодари их, но отказались и пошли дальше – искать место для кемпинга. Начался дождь, нас совсем окружили собаки, и нам пришлось спрятаться в следующем варунге. И тут, в самом романтичном месте, возле кабинки общественного туалета, мы встретили парня, с которым познакомились во время обеда, ещё вначале нашего пути. Это было несколько часов и 15 км назад. Неожиданная встреча. Мы разговорились, и Геде почти сразу позвал нас переночевать в его доме и познакомиться с его родителями. 

 

Во дворе оказались 5 строений: дом Геде, родительский дом, потрёпанная соломенная хижина 100-с-лишним-летнего дедушки, кухня и ванная-туалет. На территории большой домашний храм и сад с различными овощами, фруктами и даже кофе. Почти все необходимые для жизни продукты растут у них в саду, всё домшнее. Рис и другие товары они покупают или обменивают у соседей. Очень они все были милые, а по-английски не говорили совсем. Английским владел только наш новый знакомый. Он спрашивал о том, как нам живётся на Бали, о других островах Индонезии, где мы были, о том, как всё устроено в нашей стране, рассказывал о своей жизни и семье.

Утром мама Геде приготовила нам кофе из тех ягод, которые растут у них в саду, и попросила нас сделать подношения в храме Besakih. Балийцы мастерят их самостоятельно и оставляют в храме во время ежедневных церемоний и перед подъёмом на вулкан. Мы взяли у неё эти корзиночки из пальмовых листьев и снова отправились в путь. Ещё часа полтора пешком – и наконец-то мы оказались у Pura Besakih. Высота – примерно 900 метров. Обычно трекинг на вершину Агунга как раз и начинается от храма. Весь путь продолжается около 7 км и занимает ~ 7-10 часов, а вершина вулкана – на высоте 3100 м. Ну, а мы, как вы помните, начали свой поход не от храма, а от уровня моря. Сумасшедшие люди.

Поднимались мы долго. Долго. Наша первая запланированная остановка – ещё один храм, на высоте 1000 м. Моросящий дождь, туман, 2 коровы при храме, мы вчетвером и больше никого.

Первые пару километров пути тропа была практически ровная, без резких подъёмов. Как только мы пошутили над тем, что для многих это был "самый сложный трекинг в их жизни", как дорога изменилась и превратилась в бесконечные камни, канавы, торчащие корни деревьев, переплетённые друг с другом, и резкие адские подъёмы. 

Ситуацию усугубляло то, что до темноты нам надо было найти место для кемпинга и где-то между двумя обрывами поставить таки палатку. Мы были бы не мы, если бы успели.

 

Для того, чтобы успеть, приходилось подниматься быстро, а тропа (по всем правилам неудачников) становилась всё сложнее и сложнее. У нас на карте было отмечено несколько мест с пометкой possible campsite. Стоит ли говорить, что 3 или 4 кемпинга подряд были просто impossible? Узкая дорожка, заросли, обрыв с двух сторон и нет места даже для одной палатки. Две палатки – это уже ладно, забудем! Хотя бы одну разбить. 
Так мы, усталые и замученные, ползли до заката. Ира и Петя немного отстали, и было решено, что Андрей спустится узнать, как они, а я пойду дальше тестировать следующее палаточное место. Темнело с каждой секундой, и я карабкалась по камням и корням наверх, почему-то не боясь ни того, что я одна в лесу, ни змей, ни насекомых – ничего. И так круто было, красиво, единение с природой, все дела. 


Кемпинг, естественно, снова оказался impossible. Собравшись вместе, мы передохнули, придумали новый план и пошли. через пару шагов выяснилось, что держать фонарик в руках и при этом карабкаться – не вариант. Но есть же изолента! Примотали мне фонарик к груди – и вперёд. Всё, теперь я женщина, которая освещает дорогу грудью! 
Ещё пара часов трекинговых мучений – и мы, наконец, нашли место для одной палатки. Установили под наклоном (спать можно либо головой вверх, либо вниз), с одной стороны пропасть, с другой - небольшая тропинка. Развели костёр, вкусно поели (очень!), утрамбовались вчетвером в одну палатку (зато тепло) и поспали часа 3. Ну, как спали, нам всё время казалось, что палатка рухнет в пропасть. Мимо нас периодически проходили люди и говорили, что весь путь от храма они преодолели за 2,5-3 часа.

Так как проснулись мы позже, то и рассвет мы встретили не на самой вершине. Позже оказалось, что к счастью! За пару часов до восхода были торопливые сборы, очередное приклеивание фонариков и ещё пара часов подъёма в темноте. Схема ещё с вечера была отработана, поэтому дошли мы бодро. 


Когда солнце начало вставать, перед нами открылись горы и вулканы Бали и Явы. Множество вулканов! Где-то за облаками показались океан и та самая точка, откуда мы начали наш поход. Вон то маленькое пятнышко, почти на 3000 м вниз. В отличие от треков на другие вулканы, про этот точно можно сказать, что мы преодолели каждый метр (нет, каждый сантиметр) этой высоты и шли не от места на склоне, который кто-то придумал и назвал стартом, а прямо от океана, с самого нуля. Все эти метры наши. 
Развели ещё не догоревший от наших предшественников костёр и позавтракали на продуваемой площадке с видом на безумно крошечный в сравнении с другими вулкан Батур, с которого это горное безумие когда-то началось. Такая была дорожная романтика. Как в фильмах. Только с нечищенными зубами, мозолями, царапинами и грязной одеждой за кадром. Романтика же!

После походного завтрака мы поднялись ещё выше. И, когда вершина была уже совсем рядом, мы оказались в месте, которое Андрей вспоминает исключительно матом. Это была груда огромных, присыпанных скользкой щебёнкой камней, по которым нужно было карабкаться вверх не иначе как на четвереньках, слева, прямо рядом с камнями, - обрыв, справа – отвесная скала. Удачи!

Страшно было даже мне, ненормальному любителю высоты. При этом, идущие нам навстречу индонезийцы, не торопясь прогуливались вдоль обрыва, в полный рост и держа руки в карманах. Но мы думали, что уже почти всё! Совсем скоро вершина. Выдохнули и поползли дальше. Наивные!..

 

Оказавшись на безумной дороге над пропастью, мы разделились. Мы с Андреем в страхе поползли по камням дальше, а ребята остались нас ждать и запускать коптер. 
И тут началось то, что я назвала "бесконечной дорогой". Сумасшедшая, дико длинная тропа по скольким огромным камням вверх. Наклон был градусов 60, наверное, ноги скользили, пропасть по краям никуда не делась. Но самое жуткое было то, что дорога эта не заканчивалась. Был виден горизонт, и каждый раз казалось, что скоро, вот сейчас, ещё чуть-чуть – и мы на вершине. Ага, сейчас! Мы карабкались больше часа и за это время преодолели только 300 м. По пути мы встретили лагерь русской семьи, они поднялись на вершину с 6-летним ребёнком, проводили там закат, переночевали в палатке и утром встретили рассвет. Сказали, что дочка поднималась весь путь самостоятельно. Шок! "Дальше будет интереснее", - порадовали напоследок ребята. Ещё через метров 200 была вершина. Одна из. Но не самая высокая. Тут мы в изнеможении упали и долго приходили в себя.

агунг, бали, вулканы на бали, фотограф на бали, agung, bali

Мы на высоте 3000 метров. Вокруг нас сухие голые горы, ни клочка зелени, громадные белые облака как будто в таймлапсе, сильный ветер, а вдалеке – пик. Самая высокая точка острова. Мы совсем близко. 
К пику ведёт очередная узкая тропинка с очередными резкими обрывами по краям. Только здесь уже не просто красиво и высоко, здесь всё по-взрослому. Есть ощущение, что это очень и очень опасно. 3 тысячи метров вниз. Страшно. 
Минут 20 мы приходили в себя, поснимали пейзажи и... больше никуда не пошли. Струсили. Я до сих пор не знаю, жалеть или нет. Андрей говорит, что он точно не жалеет!


Вот он – пик, на фото прямо за головой Андрея. В кадре выглядит как-то грустно и совсем не страшно. Агунг мы всё же считаем покорённым, на одной из вершин были. Хотим ли когда-нибудь повторить это и дойти до самого пика? Нет, спасибо. Было ли это круто? Запомнится ли такое надолго? Да. Очень.

Посмотрев на пик и передохнув, мы пошли обратно. У нас было всего полбутылки воды, мы растягивали её и пили только по одному глотку. Вторая бутылка осталась у ребят. За 3 часа нашего отсутствия они начали постепенно спускаться и долго ждать нас на каждой остановке, на одной из них мы и встретились. Они не пили воду и ничего не ели. Берегли продукты и ждали нас. Герои!

Спускались мы, кстати, тоже бесконечно. Было скользко, да и сил уже почти не осталось. В один момент у меня резко открылось второе дыхание, но потом оно так же резко закрылось. Андрей тащил меня то за руку, то за верёвку (не зря же замуж вышла как-никак!). Хотелось всё бросить, разбить палатку, переночевать и утром с полными силами наконец спуститься. Но у нас почти не было еды, а главное, воды. Мы всё так же продолжали пить ровно по одному глотку и не на каждой остановке.

Последние километры, когда дорога уже была практически без уклона, ноги перестали воспринимать команды мозга и просто не слушались. Я не знаю, как мы дошли. 
После спуска мы практически напали на ещё открытый магазинчик с водой и шоколадками. И ещё долго (очень долго!) добирались домой на 2-х машинах. Но да! Это наконец случилось!

 

Не зря говорят, что не так прекрасен трек на Агунг и виды на вершине вулкана, как то, каких сил стоило преодолеть весь этот путь. Для многих балийцев это что-то вроде паломничества. А для нас это была возможность проверить свои силы и понять, на что способен наш организм. Было круто! 100%.

агунг, бали, вулканы на бали, фотограф на бали, agung, bali